СМОТРЯЩИЕ

 Джармуш взглянул на кровопийц как на свидетелей мировой истории.

СМОТРЯЩИЕ

Ведь память настоящего вампира — это что-то вроде кинокамеры, работающей от вечного двигателя. Собственно, развитие мира им интересно как история искусства. Архитектура, литература, музыка: вампирская память -это музей, сеть, работающая без перебоев, скучающий постмодернизм. Осиновый кол, серебряная пуля, чеснок и святая вода для них уже не смертельное оружие, а просто символы. Братья Коэны действуют традиционно: нарушают традиции, изменяют себе и зрителю, но все равно оказываются в выигрыше. «Где наша не пропадала», — говорят они своим героям и вручают очередным неудачникам билет в Нью-Йорк 60-х. Новый персонаж отвечает: «Пропадать, так с музыкой», — и затягивает что-то определенно веселее похоронного марша, но не настолько популярное. Коэны предпочитают истории неудач, рассказывая их так, что эти киноповести начинают любить и зрители. Самым известным экранным киношником-неудачником считается Эд Вуд. Но снявший о нем картину Тим Бертон не согласен признать его никудышным режиссером, и сам Вуд невозмутим — в каждой своей неудаче он видит признание. В ленте «Внутри Льюина Дэвиса» неудача просто-таки обвенчалась с главным героем. Но ей противостоит кот. Так же, как в некоторых семьях усатый-полосатый не желает признать одного из супругов, так и кот плевал на неудачу. Он, как вампиры из джармушевского фильма, смотрит в оба, идет своим путем через кварталы Манхэттена, богемные забегаловки и учит нас одному. Никто не должен знать, куда идет художник, как никто не знает, куда идет кот. Путь к успеху, деньгам и славе — это проторенная дорога, а у котов и художников она должна быть своей. И тогда можно пропеть как Фрэнк Синатра или Sparks «Мой путь».

Leave a reply

2 × four =

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: